Светлый дизайн   Темный дизайн  [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · Вход]  

Загрузка...
Страница 1 из 11
Форум » Культурная страничка » Люди » Женя Жмакин (ЖЖ WAS HERE)
Женя Жмакин
mistДата: Четверг, 23.10.2014, 17:50 | Сообщение # 1
Гуру
Группа: Активные трансеры
Сообщений: 2245
Награды: 81
Репутация: 1183
Замечания: 0%
Статус: Offline
ЖЖ WAS HERE. Женя Жмакин. Для московских клабберов, диджеев,первых рейверов и людей, которые прониклись любовью к новой культуре, к новой музыке и новому способу проведения своего досуга это был главный человек. За свои, неполные 22 года, он сделал так много, что сегодня можно лишь удивляться – как все это мог сделать один человек. Вместе с пластинками он привозил сюда
из Лондона само понимание клубной культуры, какой она должна была быть, атмосферу происходящего в западном клубном мире. Он первый, на постоянной основе, стал делать самые успешные вечеринки по понедельникам в «Манхэттен-Экспрессе», он первый стал делать крупномасштабные вечеринки в Московском Дворце Молодежи, подписывая на флайерах «Танцы, Дискотека, Рейв», он
первым стал культивировать эстетику флайеров, перенеся их из далекого Лондона в Москву. Его флайера до сих пор являются эталонами качества. Он первый привез в Россию группу The Prodigy. Он запустил первую ТВ-программу посвященную клубному
движению и назвал ее «Партийная Зона». Он был одним из первопроходцев рейв-культуры, ее самым ярким энтузиастом. Как точно когда-то написала Капитолина Деловая в своей колонке "Мегахаус" в газете «Московский Комсомолец» в 1996 году, «человек, сумевший сделать реальностью собственный лозунг «Массовое движение молодежи», человек, вложивший в понятие «новая молодежная культура», больше страсти, энергии и даже денежных средств, чем сотня вместе взятых новоявленных дельцов от рейв-культуры». Он мог бы сделать еще очень многое, и российская танцевальная культура могла бы выглядеть сейчас совсем иначе. Но… 2 июня 1996 года, возвращаясь с первого выступления Свена Фэта в России, в Санкт-Петербурге, на 120 километре трассы Москва-Санкт-Петербург, Женя Жмакин попал в автокатастрофу….

Дмитрий Федоров. промоутер

В ту ночь,когда разбился Женя, мне позвонили друзья-диджеи, точно уже не помню, кто мне звонил – или Горобий, или диджей Коля. И мы все собрались у Коли дома, а вышло так, что с Колей мы были соседями, хотя я и не знал этого. Из всех, кто в тот момент находился в квартире, вышло так, что я чаще всех общался с жениной мамой. И в итоге все решили, что мне нужно пойти к маме домой и сообщить
трагическую новость. Я четко понимал, что Женя мой друг, и четко понимал, что на данный момент я самый внятный человек для жениной мамы. Набравшись смелости и взяв кого-то с собой, уже не помню точно, кто пошел со мной, мы пошли к ней домой. Потом уже были хлопоты, связанные с похоронами. У меня эти похороны прошли, наверное, тяжелее других. Ведь вместе с Женей разбилась и моя близкая подруга, Оля Леонова. Те мои эмоции, которые я тогда испытывал, были разделены между двумя моими друзьями. Мне было вдвойне тяжелей. Помню, что на похороны пришло очень много людей. Если бы Женя был бы сейчас жив, мне кажется, что он был кем-то вроде Миши Воронцова, который в Питере организует большие танцевальные мероприятия. Женя ведь уже тогда двигался в том направлении – ведь именно он, первый привез группу The Prodigy в Москву. И я думаю, что все популярные электронные музыканты сейчас ездили бы через него. Женя был бизнесменом, энтузиастом, фанатом всей этой танцевальной культуры. Точно могу сказать, что
он бы не разменивался на попсу, потому что он был идейный человек. Он был весьма упертый человек, у него был какой-то внутренний стержень, хотя визуально он производил впечатление этакого «нерефлютика», у которого все части тела двигаются в разных направлениях. Он был абсолютно оригинальный тип, второго такого во всей Москве не было точно. Он был неординарен и этим был абсолютно прекрасен.

ДмитрийПостовалов, музыкантгруппы Arrival

С Женей мыпознакомились в 1991 или в 1992 году. На тот момент у нас с Олегом Радским была своя группа, и к тому моменту мы ближе всего были к тусовке депешистов, к синтипоповой музыке. И мы, вместе с Инной Потоловой от газеты Longplay, вели на радио SNC программу о музыке а-ля Depeche Mode. Тогда центром этого движения, если так можно сказать, был СДК МАИ. Там различные группы начинали свою деятельность, не обязательно электронные. На одном из таких концертов к нам подошел Женя и сказал, что часто бывает в Лондоне и постоянно привозит много новой музыки и предложил свою помощь в создании программы. В итоге мы пригласили его к нам на эфир и на этой почве музыкальной мы и подружились. Хочу отметить, что вместе с новой музыкой Женя привозил настроение, атмосферу. Взять, хотя бы, такое понятие как «флайер». Его сюда привнес Женя. Были плакаты, афиши, а вот флайера, как понятие – это не существовало. Я познакомил Женю с Матвеем Евстигнеевым, с которым они сделали собственное агентство, в
котором занимались дизайном. Вообще Женя был «зажигалкой», генератором идей. Он постоянно что-то придумывал, причем всегда используя какие-то нестандартные ходы, и это притягивало людей. И за Женей люди тянулись. Он умел общаться, был очень коммуникабельным человеком, с хорошим чувством юмора. Если бы Женя сейчас был жив, мне кажется, что он бы сейчас был очень успешным человеком, вращался бы сейчас где-то вокруг «Первого канала», занимался бы организацией каких-нибудь крупных концертов. Вряд ли был бы продюсером, хотя в свое время сильно помог группе «Радиотранс». В Жене ощущалось стремление и желание жить. Он умудрялся общаться с очень разными людьми и к каждому мог найти свой подход. Мне очень нравился женин подход к организации вечеринок. Он очень грамотно все выстраивал – ставил правильных диджеев, обязательно делал чиллаут. То есть
делал то, что потом становилось классикой жанра. Делал то, к чему все пришло сейчас. Он был самым настоящим первопроходцем, и я очень счастлив, что мне довелось его знать. Честно говоря, сейчас очень не хватает людей такого типа. Он был, в хорошем смысле слова, энтузиаст и активист.

ВладимирФонарев, диджей

Сразу хочусказать, что бывает, что люди уходят вовремя, бывает, что не вовремя, вот Женька как раз из категории тех людей, которые ушли крайне не вовремя. Я считаю, что этот человек, который много сделал, и еще больше мог бы сделать для электронной сцены России. У него было правильное видение, он умел правильно преподносить. Он был бы одним из тех людей, которые бы формировали российскую электронную сцену, и который и сегодня был бы актуален. Более того – это была очень весомая фигура. Женька в мою жизнь в буквальном смысле ворвался, и чувство было такое, что мы были с ним знакомы очень давно. Он жил музыкой –
абсолютно разной, вплоть до тяжелого рока. И, видимо на этом, фанатском, отношении к музыке мы с ним и сошлись. На тот момент у меня уже была радиопрограмма, и он стал туда приходить с новыми пластинками. У меня была роль этакого «правильного парня», а он меня постоянно подкалывал и всячески шутил. При этом он давал возможность слушать очень разную музыку, которую он считал интересной. Интересной, прежде всего, аудитории. У него был очень хороший собственный вкус и он четко знал, что нравится людям. Он никогда не попсил, и всегда адекватно воспринимал реальность. Он был очень улыбчивым, и хотя у него были кучи своих
комплексов, которые он пытался скрывать, но у него это получалось плохо, и со стороны это выглядело очень мило. Во многомименно Женька повлиял на вкусовые предпочтения диджеев, которые начинали играть свои первые виниловые пластинки, потому что он очень много читал западных журналов, и очень хорошо понимал, что происходит на Западе. Он рано стал ездить заграницу, и оттуда всегда привозил огромное количество пластинок. Он был тем самым человеком, который впервые вывез меня в мировой электронный клубный мир – в Лондон. Именно он познакомил меня с этим городом, с этой страной. Мы ходили в «Zoom Records», легендарный магазин, где мы познакомились с Карлом Коксом. Ходили на вечеринки с участием Дэйва Кларка и DJ Hell, были в Ministry Of Sound. Женька отлично понимал, какому диджею, какая музыка интересна и был этаким «магазином на колесах». Он же стал одним из первых московских промоутеров, которые стали делать собственные вечеринки, раскрутил историю с флайерами. Первые свои вечеринки, если я не ошибаюсь, он начал делать в «Манхэттен-Экспрессе», где тогда же работали Слава-Финист и Олег Оджо. Женька уже тогда пытался дать дорогу молодым российским музыкантам – на его вечеринках постоянно выступали российские электронные проекты: Cool Front, Arrival, «Радиотранс» и многие другие.У него былочень говорящий лозунг – «Танцы для масс». Он стремился делать вечеринки с
одной стороны мейнстримовые, но на которых бы выступали артисты играющие интересную музыку и люди могли бы познакомиться с их творчеством. Он же был первым человеком, который привез The Prodigy в Россию. Это был очень сложный концерт, который проходил в киноконцертном зале «Россия» два дня. И багаж музыкантов не успел вовремя доехать, и скандалы какие-то возникали. И Женя принял все эти отрицательные моменты на себя. Но для всех нас, привезти группу, которая тогда находилась на взлете популярности, это казалось чем-то совершенно фантастическим. Правда, сам концерт был не очень успешен – людей пришло не так
много. Во многом потому, что на тот момент в Москве проходило огромное количество всевозможных вечеринок. В тот же день в МДМ выступали Charly Lownoise & Mental Theo, еще что-то было. Вместе с Женей, и благодаря ему, я впервые посетил офис лейбла Mute и я своими глазами увидел вотчину группы Depeche Mode. Женя был очень искренний человек, который больше всего ценил в людях порядочность, любил чтобы все было честно и правильно.Он успелсделать очень многое для танцевальной сцены. И его действительно очень не хватает. Не хватает его понимания того, как нужно делать правильно. Я помню, как тяжело проходили его похороны и от этого у меня внутри остались очень тяжелые ощущения. И после похорон я для себя эту историю с Женей, как-то внутри закрыл, и где-то там внутри до сих пор у меня осталась эта боль, и есть грех на мне, что после его смерти не приходил к его маме. Он ведь погиб как-то непредсказуемо. Мы вместе ездили на питерскую вечеринку «Дети солнца», на которой впервые в России играл Свен Фэт. Он туда поехал вместе с девушкой Грува, Олей. Было тогда очень весело. Мы приглашали его вернуться с нами, но он предпочел дослушать выступление Свена до конца. Поехали на следующее утро, и в итоге не доехали до Москвы километров 120, въехав в дерево. И последнее, что я запомнил – это веселого и танцующего Женю. Таким, он и был по жизни.

РоманПарамонов, продюсер

Я очень хорошо помню, как я с ним познакомился и где. Это произошло в будний день, около магазина «Мелодия», который был на Маяковской. Обычно вокруг этого магазина по выходным постоянно была какая-то толкучка, где интересующиеся люди могли найти нужную им пластинку. Это еще советские времена были. Там-то я его и увидел, он привез из Греции какие-то нашивки, пластинки, и пришел их сюда толкнуть. Я у него что-то купил, естественно с целью дальнейшей перепродажи, ну и слово за слово, мы с ним начали общаться, поняли что оба сильно интересуемся музыкой. В дальнейшем начали вместе ходить на концерты «Арии», еще каких-то металлических групп. Я ведь на тот момент ярый был металлист, у меня даже кличка была – Рома-«кисоман». Правда потом мы с ним какое-то время не общались, уже и не помню из-за чего мы с ним поссорились. Когда мы с ним вновь пересеклись, через какое-то время, он уже вовсю тусовался с «депешистами». И мы с ним снова начали общаться. А на тот момент он уже ездил в Англию, откуда привозил много новой музыки. Помню, что среди тех первых пластинок, которые он тогда сюда привез, был альбом Juno Reactor «Transmissions», был первый альбом Plastikman «Sheet One», какие-то английские сборники с брейкбитом, пластинки Opus III и все в таком духе. Одним из любимых артистов у него, кстати, был Cosmic Baby. И вот мы ходили друг к другу в гости, слушали эту новую музыку, обсуждали, делились мнениями. Нельзя сказать, что это была его работа – он не продавал пластинки специально. Многое он привозил сюда только чтобы послушать, так как в Англии на внимательное прослушивание времени не было, а потом от чего-то ему приходилось избавляться. Потом правда, когда я стал активно заниматься продажей музыки и ездил за ней в Англию, он уже у меня что-то покупал.Я ходилпочти на все его вечеринки, которые он делал в «Манхэттен-экспрессе». Я тогда учился в университете еще, а по понедельникам у меня были лекции по математике, и на них я не попадал ни разу. Обычно я сразу из «Манхэттена» отправлялся в университет, и я либо на этой лекции просто спал, либо просто на нее не успевал. Действительно у Жени получались выдающиеся вечеринки, потому что он был прирожденным промоутером. От промоутера на вечеринке ведь многое зависит. Это не просто – снял клуб, нанял диджея и устроил вечеринку. Во многом от промоутера зависит то, какая на вечеринке будет атмосфера, какие люди придут. Ведь Женя сам по себе был личностью очень сильной, в эмоциональном плане, и именно он и создавал эту сильную эмоциональную атмосферу. Ну и потом, на первых вечеринках вообще была совершенно другая атмосфера, потому что туда приходили люди друг друга знающие, понимающие куда они идут. И у Жени получилось консолидировать вокруг себя совершенно разных людей, из разных культур – он ведь с разными людьми общался.Женя сюдапервым принес эстетику флайеров. До этого ничего подобного, никто не делал. Были какие-то бумажки, какие-то информационные листовки, а он сделал полноценные флаейра, в каждый из которых вкладывалась идея и душа. Особенно это
касается флайеров, которые делались для его вечеринок в «Манхэттен-Экспрессе». При этом, Женя ведь, по сути, первым сюда привнес эстетику рейва. До него вечеринки проходили в клубах, а тут он, вместе с друзьями, запустил свои «Танцы для масс». Действительно, я придерживаюсь того мнения, что гибель Жени отрицательно повлияла на дальнейшее развитие местной клубной сцены. Когда он погиб, тогда как раз начал развиваться его последний проект под названием «Waterclub», и именно тогда он смог найти выход на людей из Sprite, и эта марка стала одной из первых, кто стал спонсором клубных мероприятий. После его гибели клуб еще
какое-то время по инерции проработал, и потом как-то тихо закрылся. Но вот что хочу сказать, в следующий год, после его гибели вся местная клубная сцена начала резко двигаться вниз – сократилось количество вечеринок, перестали открываться новые клубы. На Жене ведь много людей очень разных было завязано, при этом люди зачастую друг с другом были незнакомы и вели дела через Женю. И если бы Женя не погиб, то наше клубное движение пошло бы совершенно по другому пути. Это я могу сказать однозначно.



Abyssus abyssum invocat


Сообщение отредактировал mist - Четверг, 23.10.2014, 18:00

  
 
RetropsyhozДата: Четверг, 23.10.2014, 21:33 | Сообщение # 2
Хронический Рейвер
Группа: Активные трансеры
Сообщений: 10448
Награды: 41
Репутация: 168
Замечания: 0%
Статус: Offline
Когда-то будучи студентом журфака, я писал курсовую на тему Переодические издания стиля жизни на примере журнала Птюч. Журнал к тому времени уже не выходил, и когда я при разборе тем курсовых увидел у преподовалки нехилую подшивку этого добра, моментально застолбил за собой. Забрал журналы, читал взахлеб, едва не забил на курсовую) В общем там я впервые услышал об первых Московских рейвах и о становлении российского рейв-движения. И только теперь узнал, кто стоял у истоков всего этого...Спи спокойно, бро. Мир твоему праху(((
p.s. Вадим, спасибо за очередное, и, уверен, не последнее открытие!




Мне всё равно, что вы обо мне думаете. Меня радует, что вы вообще научились думать...


Сообщение отредактировал Retropsyhoz - Четверг, 23.10.2014, 21:53

  
 
mistДата: Пятница, 24.10.2014, 01:28 | Сообщение # 3
Гуру
Группа: Активные трансеры
Сообщений: 2245
Награды: 81
Репутация: 1183
Замечания: 0%
Статус: Offline
Игорь, я помню день, когда эфир у Володи Фонарева прервался сообщением о гибели Жени. Было ощущение пустоты и утраты, большой утраты. И этот пронзительный микс Спайдера...Моя девушка, с которой тогда встречался, глотала слезы, а на Adnans Orbital разрыдалась в голос. А через некоторое время случайно нашел кассету с записью какого-то эфира Фонаря, у которого частым гостем был ЖЖ. Так запись резко обрывалась на его словах "Ну а я хочу попрощаться..". В свои 22 он успел столько, сколько некоторые не успевают за всю жизнь. А сколько мог бы сделать...


Abyssus abyssum invocat

  
 
RetropsyhozДата: Пятница, 24.10.2014, 02:14 | Сообщение # 4
Хронический Рейвер
Группа: Активные трансеры
Сообщений: 10448
Награды: 41
Репутация: 168
Замечания: 0%
Статус: Offline
...Они уходят, выполнив заданье,
Их отзывают Высшие Миры,
Неведомые нашему сознанью,
По правилам космической игры...




Мне всё равно, что вы обо мне думаете. Меня радует, что вы вообще научились думать...

  
 
Форум » Культурная страничка » Люди » Женя Жмакин (ЖЖ WAS HERE)
Страница 1 из 11
Поиск: