Светлый дизайн   Темный дизайн  [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · Вход]  

Загрузка...
Страница 1 из 11
Модератор форума: Лёлька, Phanatic_Sound 
Форум » Культурная страничка » Культура » Русская индастриал-культура (К вопросу о вторичности отечественной электронной культуры)
Русская индастриал-культура
mistДата: Понедельник, 01.04.2013, 14:33 | Сообщение # 1
Гуру
Группа: Активные трансеры
Сообщений: 2245
Награды: 81
Репутация: 1183
Замечания: 0%
Статус: Offline
Исходной точкой развития русского индастриала в собственном смысле этого слова, наверное, можно считать середину 80-х. Индастриал этого периода был достаточно тесно связан с рок-музыкой и традицией классического авангарда. Хотя до радикализма последующих шумовых проектов 90-х было ещё далеко, но смелость и глубина поиска пионеров русского индастриала безусловно достойны уважения.

Это касается, в первую очередь, некоторых альбомов групп ЦЕНТР и НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ, которые по своему новаторству мало чем уступали работам английских экспериментаторов - PSYCHIC TV и CABARET VOLTAIRE. Нельзя не упомянуть Сергея Курехина и его проект ПОП-МЕХАНИКА. Сергей Курехин, наряду с элементами "конкретной музыки" и техно-минимализма, использовал в альбоме "Насекомая Культура" (1986) классический индустриальный прием - технику "cut up", создание звукового коллажа путем наслоения и вклейки различных звуковых фрагментов. По ощущениям эта запись оставляет, пожалуй, самое сильное впечатление из всех российских экспериментальных проектов 80-х.

Не отставая от мировых индустриально-шумовых тенденций, на российской сцене появился Александр Лебедев-Фронтов - питерский шумовой композитор и художник. Купив однажды самопальную запись BEATLES, сделанную по советскому обычаю на старой рентгенограмме, он вместо песен о любви услышал запись отборного мата и шквал радиостатического треска. Мгновенная вкусовая переориентация материализовалась в проекте ЛИНИЯ МАСС, организованном в 1985 году и занимавшемся в основном созданием антимузыки. ЛИНИЯ МАСС это шум советских строек пятидесятых годов, шум агрессивный, бессмысленный и страшный. Помимо многочисленных записей в рамках проекта ЛИНИЯ МАСС, создавались черно-белые фотографии и коллажи. Они соединили в себе эстетику раннего авангарда и символику различных политических течений. Чуть позже, уже в начале 90-х, Александр основал студию Ultra, занимающуюся пропагандой экспериментально-шумовой музыки. Далее последовали не менее радикальные проекты - ВЕПРИСУИЦИДА, МЕРТВЫЕ ХИППИ, ПИЛА, а также VETROPHONIA, совместный проект Александра Лебедева-Фронтова с Николаем Судником - легендой российского индастриала.

Почти одновременно с ЛИНИЕЙ МАСС, в 1984 году в городе Рига образовался коллектив ЗГА (ZGA) (в 1991 году коллектив перебрался в Санкт-Петербург). Отцами-основателями ЗГИ стали Николай Судник и Валерий Дудкин. Их увлечение допотопным хоум-тейпингом (home-taping) и склейкой магнитных лент вылилось в вычурный бытовой саунд - стук металлических железок и пружин. Близкие к ранним работам EINSTUERZENDE NEUBAUTEN, первые альбомы ЗГИ вобрали в себя элементы "конкретной музыки", шумового эмбиента и классического минимализма. Постепенно в музыке коллектива наряду с шумами начали использоваться традиционные инструменты. Группа постепенно стала приобретать известность в европейских андеграундных кругах. И, как следствие, четыре (!) номерных альбома ЗГИ были выпущены на известном авангардном лейбле Recommended Records.

В отличие от большинства российских индастриал-коллективов 80-х, ЗГА существует до сих пор. За прошедшие годы музыка группы изменилась до неузнаваемости. Неутомимый Николай Судник вместе со своими единомышленниками успел поэкспериментировать с разнообразными звуковыми формами и концепциями - от шумового эмбиента до индустриального блюза с женским вокалом ("Полет Заразы", 1999).

В 1993 году в Москве образовался индустриально-электронный дуэт ВИДЫ РЫБ (SPECIES OF FISHES). Их первый альбом "Songs Of A Dumb World" вышел на культовом голландском лейбле Staalplaat. Эксперименты этой группы связаны с самыми прогрессивными тенденциями в электронной музыке: от дарк-эмбиент до техно. Впоследствии их внимание окончательно сместилось в сторону экспериментально-электронного изи-листнинга. Единственное, что сейчас говорит об индустриальном прошлом коллектива, это альбом "Бессонница", записанный в период с 93 по 96 гг.

Нечто похожее произошло и с F.R.U.I.T.S., ныне играющими минимал-техно. Группа была образована в начале 90-х Алексеем Борисовым (НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ) и Павлом Жагуном. Первые работы этого кибер-шумового проекта, без сомнения, являлись продолжением традиций электронного эмбиента - искаженные шумы, дребезжащий гул высоковольтных проводов, стоны трансформаторных будок и прочее. Двигаясь в русле новейших тенденций, F.R.U.I.T.S. меняют саунд в сторону более модного, но не менее прогрессивного.

Такая постоянная модернизация звучания является типичным свойством индастриал-коллективов. Развитие экспериментальной и авангардной музыки протекает в прямой зависимости от эволюции технологий. Наблюдаемый в наши дни расцвет электронных ритмов, а также широко распространенное использование микротональных помех доказывают этот тезис. Индастриал - музыка технологий. Изменение производственного стиля ведёт за собой перемены в эстетике “Новой Музыки” - так в 20-е годы А.М.Авраамов дирижировал трубами фабрик, теперь же прогрессивные музыканты дирижируют хором крохотных чипов и микросхем.

Интересно, что увлечение домашней звукозаписью и работой с бытовыми шумами не обошло стороной смежную эстетико-культурную нишу - рок. Так в России появилось нечто, что условно можно было бы назвать рок-индастриал - музыка, вобравшая в себя, помимо индустриального подхода, яркую энергетику рока.

Первыми в этой области были проекты, связанные с именами Егора Летова и Кузи УО. К их числу можно отнести и ПРОМЫШЛЕННУЮ АРХИТЕКТУРУ (ПА), появившуюся в конце 80-х в городе Новосибирске. Свежее дыхание техноидного EBM с элементами техно-панка вызывает ассоциации с EN, FAD GADGET и дуэтом LEER-RENTA. Основу музыки ПА составили суховатые удары драм-машины и грязные гитары; тексты повествовали о разложении, усталости и смерти, что, надо отметить, совсем не оригинально для индастриала. Одна из самых сильных композиций группы ПА носит знаковое, жёстко-декларативное название "Индустриальный оргазм". Нервозность и апокалиптичность музыкальной атмосферы этой композиции пронимают буквально до дрожи. К сожалению, группа успела записать лишь один альбом "Любовь и Технология" (1988), на следующий год вместе со смертью лидера ПА Дмитрия Селиванова, экс-гитариста Г.О., ПУТТИ и КАЛИНОВА МОСТА, группа прекратила свое существование.

ПА и другие перечисленные группы составляют первый эшелон русского индастриала. Во второй половине 90-х распространение индастриал-культуры в России приобрело стихийный характер. Этому способствовала отмеченная выше связь индустриальной эстетики с развитием высоких технологий. Компьютеры стремительно дешевели, а качество программ, созданных для записи и обработки звука, также стремительно росло. Дешевые драм-машины и сэмплеры придали индустриальной электронике оттенок массовости. Простой и демократичный хоум-тэйпинг с выходом технологии на новый уровень нашел новых адептов, талантливых и энергичных.

В Санкт-Петербурге в 1991 году из распавшейся группы БУКВА О образовался хардкор-индастриал-проект НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР. Скоростные ритмы и необычные голосовые эффекты, виртуозное использование всех недостатков аппаратуры и дешевых инструментов сделали группу крайне популярной в клубной среде. В 1992 году, благодаря демо-кассете "Little Joys", НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР пригласили в тур по Германии. В том же году была записана виниловая пластинка "Сеньоры Краковяки" - один из немногих на сегодняшний день образцов индустриального периода творчества группы. Такого мозгодробительного и пугающего саунда, пожалуй, не было ни у одной из групп того времени. После тура по Германии группа, пережив пик популярности, неожиданно исчезла. Они появились снова уже в виде дуэта - Олег Гитаркин и Олег Костров. Новое лицо группы, прошедшей путь от хардкора, индастриала через кибер-панк к китч-попу, все мы с вами знаем - это электронный проект, пропагандирующий модное направление - пост-изи-листнинг.

В Архангельске в начале 90-х появился один из самых загадочных и эзотерических шумовых проектов России со страшным названием ШЕСТЬ МЕРТВЫХ БОЛГАР. При минимальной технической экипировке - на дешевых магнитофонах, в домашних условиях - "Болгары" умудрялись создавать потрясающе качественные записи. Без преувеличений их можно назвать самым изобретательным индустриальным коллективом Архангельска. Инструментами группе служили советские аналоговые синтезаторы, какие-то железки, миксеры, трещотки, “запиленные” пластинки и заводские шумы. Акустическая структура звука выверена у "Болгар" до мельчайших деталей. Такой подробный подход к композиции тешит слух и возбуждает интеллект - это что-то вроде персидского ковра - красиво, вычурно и интересно. Совсем недавно один из "Болгар", лидер и идеолог группы Алексей Чулков, трагически погиб. Он удивительно трепетно и, пожалуй, чересчур самокритично относился к своей музыке. Сверхтребовательность к своему творчеству привела к тому, что многие, вероятно, гениальные записи были им уничтожены, так и не будучи изданными.

Это не единственный пример того, как бесспорно качественный и ценный индастриал-продукт не добрался до слушателя. Богатые на таланты 90-е годы, к сожалению, не знали той развитой инфраструктуры, возникшей в индастриал-тусовке буквально за последние два-три года.

Примером невостребованности может служить группа СТУК БАМБУКА В XI ЧАСОВ, появившаяся в городе Ижевске в конце 80-х. Первый и единственный альбом коллектива "Легкое дело холод" (1991) современные критики отнесли к трип-хопу или мрачноватому эмбиенту. Кто бы мог подумать, что за несколько лет до знаменитого бристольского саунда где-то в российской глубинке молодые энтузиасты способны записать такой новаторский, тонко прочувствованный и необычный альбом. "Бамбуки" всегда играли музыку будущего, и вот, это будущее наступило! Аналоговые шумы и хруст заезженного винила стали необходимыми атрибутами модного саунда, теперь альбом звучит даже современнее, чем десять лет назад!", - пишет Андрей Борисов, шеф независимого лейбла Экзотика.

В середине 90-х поиск новых звуковых форм вышел на новый качественный уровень. Приближение апогея в развитии современной индустриальной сцены в России связано с появлением таких групп, как питерские TOXIC WASTE, БЫЧИЙ ЦЕПЕНЬ, МОНУМЕНТ СТРАХА и московские TNT ART, СОБАКИ ТАБАКА, ТЕАТР ЯДА и CISFINITUM. Нельзя не упомянуть модный, вечно балансирующий на грани поп-музыки, китча и эксперимента коллектив под экзотическим названием DEADУШКИ. Выходцы из АВИА и СТРАННЫХ ИГР, Виктор Сологуб и Алексей Рахов, в каком-то смысле, действительно являются “deadушками” музыкального авангарда России. Их новое видение музыки и передовых тенденций нашло свое воплощение в первом и самом ярком на сегодняшний день альбоме проекта "Искусство каменных статуй", вобравшем в себя элементы индустриальной музыки, джаза, электро-попа, брейк-бита и гитарного рока.
В 1997 в Москве возник довольно необычный и самобытный московский проект CISFINITUM. Его основателем и единственным участником стал студент Московской консерватории Евгений Вороновский. Будучи профессиональным скрипачом, Вороновский смело экспериментировал в таких областях, как dark ambient и noise. Глубокий подводный эмбиент CISFINITUM с жужжащими атональными мелодиями и индустриальными скрипами по праву снискал себе известность не только в российских, но и европейских музыкальных кругах.

Неменьший интерес у истинного ценителя индастриала должны вызвать GRAND VINIOLLES - проект, первоначально принадлежащий к пост-готической формации. GRAND VINIOLLES используют все положительные стороны готического саунда, сочетая его с методикой ранних индустриальных групп. Основой неповторимого звучания коллектива стали драм-машина, металлическая перкуссия, бас и размытое искаженное звучание гитары. На концертах такой саунд воспринимается особенно остро, многие из слушателей, поддавшись на провокацию, начинают задумываться о бренности всего сущего и конечности бытия.

Подобные настроения отмечаются и при прослушивании московских INQUISITORUM, но, в отличие от чересчур мелодичных и текстуально насыщенных GRAND VINIOLLES, они активно используют шоковую тактику, доводя свои антимузыкальные атональные приемы до предела человеческого восприятия. Три барабанщика (живые ударные, перкуссия и электронные барабаны), бас, два саксофона, голос и старые отечественные аналоговые синтезаторы превращают саунд группы в невообразимую смесь SPK, EINSTURZENDE NEUBAUTEN и NAKED CITY. Такую музыку следует рекомендовать нестандартным любителям джаза и апокалиптически озабоченным милитаристам - Третья мировая война будет звучать именно так. Впрочем, такую же рекомендацию можно присовокупить к рецензии на любой индустриальный проект.

Мрачный взгляд на мир - это неотъемлемая часть индустриальной идеологии. В этой связи стоит упомянуть молодой дуэт КРОВЬ С МОЛОКОМ, работающий в направлении драм-н-нойз (не путать с драм-н-бэйсом, ритм-н-нойзом и т.д.). Оригинальные "сбитые" ритмы, полистилистичный саунд и ритуальный подтекст привели к тому, что практически никто не в состоянии определить стиль группы.

С 1993 ведёт свою историю и БЫЧИЙ ЦЕПЕНЬ - группа генерации Tiamat. Они выступали на одной сцене с НОЖОМ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР и МОНУМЕНТОМ СТРАХА. Последним это никак не помогло, а вот "Цепни", игравшие тогда незамысловатый грайндкор с индустриальными элементами, быстро смекнули "что к чему" и, начиная с 98-го года, трансформировались в кибернетический дуэт SOKOLOFF BROTHERS. Такая мутация пошла коллективу на пользу - в их звучании стало больше электроники, сэмплированных звуков и революционных текстов. Не так давно группа приняла участие в сборнике “Industrialизация”, выпущенном продюсерским центром Лаборатория звука.

Конечно, карта российского индастриала отнюдь не ограничивается вышеперечисленными именами. Существует множество групп, которые внесли свой вклад в развитие российской индустриальной культуры.

В Перми отшумели ПЕЛИКАН ПРИНЯЛ ЛЮМИНАЛ (PLKN PRNL LMNL). В Новосибирске где-то с середины 90-х гремят NUCLEAR LOSЬ (перкуссионный индастриал), а в Брянске на положении "вечных подпольщиков" существуют индустриально-шумовые NOISE SMETANA и TCF. В Нижнем Новгороде повышенной активностью отличаются NHL и АРЗАМАС 16. В Мурманске вся продвинутая электронная тусовка вращается вокруг Bacterium Studio - индустриального проекта БАКТЕРИИ (ныне MOMBUS). В Ростове (Саратове) с 1995 года пропагандой индустриальной музыки занимаются МОРЕ СПОКОЙСТВИЯ (ambient) и проект Дмитрия Толмацкого DMT, отличающийся жестко звучащим ритм-н-нойзом.
Благодаря журналу "Результаты" более чем известна архангельская индустриально-шумовая музыка: ПРИПАДОК, ШЕСТЬ МЕРТВЫХ БОЛГАР, ОГНИ ТУНДРЫ, ЭЛЕКТРОПРОВОДНОСТЬ ТЕЛА и т.д.

Благодаря этому же журналу можно было почерпнуть информацию о независимой музыке практически всего Северо-Запада: Калининград - STIRLITZ, LOS CHICATILOS, МЕМБРАНОИДЫ, Петрозаводск - ADD, Краснодар - очень интересный проект FAR FROM MIND.

А вот Ижевск стоит выделить отдельно. В этом городе сложилась, в некотором смысле, исключительная ситуация. Город кишмя кишит различными электронными проектами: РЯБА МУТАНТ, RHODESIA, АРХЕОПТЕРИКС, САМЦЫ ДРОНТА, BOOROONDOOK QUARTET.

Орёл прославлен группой РАСТВОР 666, а в городе Карабаново (Владимирская обл.) действует целое творческое объединение THE MANURE.

По своему значительный вклад в общее индустриальное дело внесли проекты: в городе Мураши (Кировская обл.) - HOLOCODER, в городе Реутов (Московская обл.) - REUTOFF и их проект DAS REUT, по праву занявшие одно из ведущих мест на московской индустриальной сцене, а в городе Волгодонск (Ростовская обл.) - плодовитый индустриальщик Алексей Малородов (ALEX M.OVER).

С недавних пор многое из русского индастриала стало известным и на Западе. Выпущенные американским независимым лейблом Invisible Records русские кавер-версии композиций американской группы PIGFACE ("From Russia With Love - A Russian Tribute To Pigface") до сих пор удерживаются в рейтингах независимых радиостанций. Одни из лучших каверов сделали Нижегородские индастриал-банды NHL и АРЗАМАС 16. Помимо них, свою посильную "дань" PIGFACE отдали SPIES BOYS, BOXHEAD и DAS REUT из Москвы, КРОВЬ С МОЛОКОМ, КОКТЕЙЛЬ БРОМПТОНА, PORCH NAP и ДЕТИ СОЛНЦА with THEODOR BASTARD из Санкт-Петербурга, а также TOMATOES и DER PRINTER.

Конечно, это лишь верхушка айсберга... В одном шаге от индустриальных, но мелодичных АРЗАМАС 16 гармония тонет в хаосе кромешной тьмы - САМКА, КОКТЕЙЛЬ БРОМПТОНА, BARDOSENETICCUBE. Лучик света от индустриально-электронного ЖЕЛЕЗНОГО КЛЫКА и готически-декадентских CYCLOFILLYDEA - и опять все срывается в колодец бреда и беснующихся галлюцинаций - SPIES BOYS, SAD SNA, NO MIND'S SHELTER... Техногенные депрессии и беспробудный пессимизм мертвых человечков (в качестве фонового рисунка можно взять дымящийся Чернобыль). Здесь не заканчивается музыка, просто меняется ее восприятие...

Говоря об индустриальной культуре, нельзя не упомянуть одну из ее основных составляющих - принцип "организационной автономии", что на деле означает - создание полностью независимого лэйбла и собственной дистрибьюторской сети. Это не догма, это элементарное условие выживания экспериментальной музыки в хищническом мире шоу-бизнеса. Только благодаря такой четкой и отлаженной инфраструктуре многие поклонники нестандартной музыки, да и сами музыканты могут общаться, обмениваться информацией, получать сведения о концертах и выпускать собственные записи.

Пожалуй, одним из первых вестников "российского индустриального бума" был журнал "Экзотика", который еще в 1990 году начал выпускать Андрей Борисов, в Архангельске появились "Результаты". В Минске стала выходить пресловутая "Музыкальная газета", а в Москве по сей день существует исключительный по своему содержанию журнал "Независимая Электронная Музыка", издаваемый энтузиастом-издателем Дмитрием Васильевым. Он общается и дружит со многими ведущими индустриальными проектами Италии, Германии, Франции и США.

В 1999 году как продолжение "Музыкальной Газеты" появился довольно интересный минский журнал "Клёк 2", потом - "Стигмата". В Санкт-Петербурге выходит журнал "БульDozer", полностью посвященный экспериментальной электронной музыке.

Из российских самиздат-лейблов наибольшей известностью пользуются SOI Tapes, IVB, NN, Свободный Полет, N&B Research Digest.

Понятно, что в создании собственного лейбла и выпуске самиздатовского журнала нет ничего нового. Однако важность подобной деятельности, заключается в том, что эти субкультурные образования сосредотачивают вокруг себя новых артистов и становятся аккумуляторами новых идей.

Музыкальный авангард есть всегда, его герои уходят, превращаясь в классиков, умирая от наркотиков. Им на смену приходит новое поколение, но оно совсем другое. Ведь та эпоха, которая казалась футуристам фантастической сказкой, теперь - скучная реальность. Романтика индустриальных цехов и пафос рабочих районов уступили место высоким технологиям, точности математических расчетов и стерильной чистоте компьютерных лабораторий. Этой новой эпохе соответствует новая музыка. Музыка звуковых помех, полиритмика - скачки цифр в недрах процессора... На свет появились такие направления, как микроволна (glitch, cliсks'n'cuts) и power electronics.

Вас не оставляет равнодушным звук строительных работ или стук кровельного железа? Значит, вы тоже приблизились к пониманию индастриала. Это просто наш мир - шумный, агрессивный и бессмысленный.




Abyssus abyssum invocat

  
 
ТРИЛЛИОНДата: Понедельник, 01.04.2013, 15:58 | Сообщение # 2
master ДАРТ ПЛЭГИУС
Группа: Активные трансеры
Сообщений: 7355
Награды: 123
Репутация: 1754
Замечания: 0%
Статус: Offline
похоже нужно отдельный раздел создавать. Очень полезная информация.

....................................

!ВСЁ ИДЁТ СОГЛАСНО НАШЕМУ ПЛАНУ!

AUDI,MULTA,LOQUERE PAUCA

  
 
Форум » Культурная страничка » Культура » Русская индастриал-культура (К вопросу о вторичности отечественной электронной культуры)
Страница 1 из 11
Поиск: